Экс-девушка Зверева обвиняет теннисиста в насилии: «Я не хотела жить»

5

Россиянка Ольга Шарыпова рассказала подробности отношений с немецким теннисистом Александром Зверевым, с которым встречалась на протяжении года. О жестокости новоиспеченного олимпийского чемпиона стало известно еще год назад, теперь же экс-подруга спортсмена рассказала о попытке суицида и вмешательстве отца Зверева в их отношения.

Бывшая теннисистка и фотограф Ольга Шарыпова год назад рассказала, что стала жертвой домашнего насилия со стороны немецкого теннисиста Александра Зверева.

«Меня били, и я больше не буду молчать», — написала девушка в Инстаграме, а позже заявила, что тем самым абьюзером был Зверев. Команда немца и сам теннисист отказались комментировать обвинения, отметив лишь, что «это неправда».

Год назад Шарыпова поделилась некоторыми подробностями: в 2019 году во время US Open-2019 он бил ее головой о стену и душил, а во время Кубка Лэйвера-2019 в Женеве ударил ее по лицу и довел до попытки суицида.

Журналист Бен Ротенберг, с которым у Зверева давний конфликт, сообщил, что это еще не все обвинения. И спустя год на сайте Slate.com вышла вторая часть интервью Шарыповой, с новыми подробностями. «МК-Спорт» перевел рассказ россиянки для американского журналиста:

«Для второго интервью в ноябре 2020-го мы с Шарыповой снова встретились в доме, где она жила, на севере Нью-Джерси. Без переводчика, который мог бы ей помочь, она намеренно говорила по-английски, время от времени делая паузы, чтобы вставить слово или предложение в приложение для перевода на телефоне.

Она начала с того, что рассказала мне о своем душевном состоянии в Женеве в 2019 году после того, как Зверев якобы ударил ее, и она сделала себе инъекцию инсулина: «Прошло два или три дня после инцидента, я проснулась и сказала себе: «Я должна что-нибудь сделать». Я не могу лежать вот так и думать о том, сколько плохого случилось со мной. Надо разобраться и подумать, что мне делать».

Шарыпова сказала, что она посетила банкет перед турниром, а затем и матчи Кубка Лейвера, в том числе присутствовала на победном матче Зверева над Милошем Раоничем, в результате чего сборная Европы одержала победу.

«Я была рада за него. Я так гордилась им. Конечно, я любила его и гордилась им». Но она также сказала, что попросила его признать ту боль, которую он ей причинил. «Это ненормально, что я не хотела жить из-за наших с ним отношений».

Просьба привела Шарыпову к разочарованию — Зверев не высказал раскаяния. Путешествуя с ним в турне из отеля в отель, помимо друзей и семьи, ей было трудно получить постоянную поддержку.

После Кубка Лейвера Шарыпова сопровождала Зверева в Китай, где он играл в China Open. В Пекине, по словам девушки, у них возник еще один конфликт, но она сказала, что Зверев был более уравновешенным, чем в предыдущих разногласиях.

«Он действительно успокоился и стал больше контролировать себя. Для меня это было похоже на то, что мы теперь сможем жить вместе. Тогда я чувствовала себя более защищенной».

Однако стресс последних недель привел к тому, что у Шарыповой появились проблемы с кожей, что усугубило ее страдания и вызвало оскорбления в социальных сетях. В Шанхае Шарыпова с нетерпением ждала, когда к ней присоединится госпожа В (мачеха ее друга Василия Сурдука). Госпожа В дала Шарыповой жилье, когда та сбежала от Зверева в Нью-Йорке, а затем уговорила девушку вернуться к нему.

9 октября г-жа В прибыла в Шанхай и привезла паре большой мешок фруктов в качестве подарка. Шарыпова сказала, что распаковала фрукты в их комнате со Зверевым. Затем она пошла с миссис В на турнир, где они наблюдали, как Зверев выиграл матч 1/32 финала над Джереми Чарди. После матча у Зверева были запланированы тренировки и восстановительные сеансы, поэтому Шарыпова пошла с г-жой В в соседний салон, где планировала сделать ноги и пройти процедуры для лица, которые, как надеялась девушка, помогут ее коже.

Шарыпова рассказала, что находясь в салоне, она получила шквал сообщений от Зверева.

«Он прислал мне фотографии с фруктами и сказал: «Почему это здесь?» — сказала Шарыпова. «Он начал спорить со мной из-за фруктов, которые я положила ему на массажный стол, потому что он очень торопился».

Шарыпова рассказала, что всего через три недели после инцидента в Женеве она не смогла собраться с силами для очередного боя со Зверевым. Он начал писать: «Почему я пришел домой, а тебя здесь нет? Почему я должен ждать тебя? Ты меня не любишь? И я подумала: «О чем ты говоришь? Я всегда жду тебя в номере. Я не собираюсь ссориться с тобой, но могу ли я найти немного времени для того, чтобы позаботиться о своем лице?».

По словам Шарыповой, когда она вернулась в номер отеля, Зверев сразу же уехал.

«Он сказал: «Я ждал тебя. Теперь ты должен подождать меня». Я поняла, что когда он вернется, это будет еще один бой, другая история, и я этого не хочу. Я просила о помощи, я просила понимания, но ничего не получила. Я была одна в номере, я думала обо всем этом. Я хотела просто забрать вещи и уйти, но не знала куда».

Шарыпова рассказала, что второй раз за месяц она ввела себе инсулин, пока Зверева не было в номере, чтобы остановить ее.

«Я просто не хотела ссориться», — сказала она, рассказывая о своих чувствах в то время. «У меня просто не было на это энергии. Я просто лежала в постели, и все».

Когда Зверев вернулся в номер, Шарыпова сказала, что она почти не отреагировала.

«Он понял, что что-то случилось», — сказала Шарыпова. «Я была слишком спокойна. Когда он проверил мой сахар, он был 30 [миллиграммов на децилитр] — опасно низкий уровень».

Шарыпова сказала, что Зверев накормил ее пакетом сахара, когда она была слишком слаба, чтобы сопротивляться. По ее словам, после того, как она начала поправляться, Зверев снова отругал ее.

«Он спросил меня: «Почему ты сделала это со мной? Он начал кричать на меня и говорить, что «если ты умрешь в моем номере, это будет большой проблемой для меня». Для него это была большая ответственность. «Ты сказала, что не хочешь жить из-за меня — зачем ты так сказала?»

Шарыпова предложила Звереву расстаться и улететь домой в Москву. Зверев отказался и заявил, что Шарыпова помешала ему сосредоточиться на следующей игре.

«Я живу с этим», — сказала ему Шарыпова. «Я понимаю, что тебе тяжело, но ты понимаешь, что мне хуже?». Я писала людям, что не хотела жить. Я плакала, всегда плакала. Каждый день».

Шарыпова сказала, что она все еще чувствовала себя потерянной, когда проснулась на следующее утро, 10 октября. «У меня не было чувств, эмоций, слов», — сказала она мне. «Он начал снова обвинять меня и говорить, что он стал жертвой ситуации».

Экс-подруга теннисиста Зверева обвинила его в домашнем насилии: фото красавицы

Смотрите фотогалерею по теме

Зверев предложил Шарыповой не посещать его матч с Андреем Рублевым позже в тот же день, и она согласилась.

«Я уже была на самом дне», — сказала она. «И он сказал: если это так, ты должна собрать свои вещи и пойти к черту». Я сказала: «Хорошо! Полечу в Москву. Ты вернешься, а я буду где-нибудь еще».

Шарыпова сказала, что пошла принять душ, а в это время Зверев продолжал ругать ее за дверью ванной.

«Когда я вышла из душа, я взяла полотенце, а он подошел и сказал: «Собирай вещи и уходи прямо сейчас». Я ответила: «Хорошо, но подожди несколько минут, пожалуйста. Я голая».

В этот момент, по словам Шарыповой, Зверев напал на нее с большей жестокостью, чем когда-либо прежде. Она сказала, что он схватил ее за горло и прижал к стене ванной из твердой плитки.

«Он начал меня бить, я тогда я поняла, что не умею бить кулаком», — сказала она. Шарыпова рассказала, что начала дико размахивать руками, чтобы как можно сильнее отбиваться от Зверева.

«Я просто пыталась защитить себя», — сказала она. «Я была голая, я женщина, у меня мало власти. А после душа у меня не было времени одеться. Я не чувствовала себя в безопасности ни на секунду».

Шарыпова сообщила, что Зверев также оскорблял ее в ходе физических побоев.

«Он начал говорить такие вещи: «Я надеюсь ты умрешь, ты должна была умереть вчера. Если хочешь умереть, можешь принять инсулин и умереть на улице, потому что я не хочу проблем. Я не хочу больше иметь с тобой дело». Я плакала и говорила: «Хорошо, если хочешь, чтобы я умерла, дай мне инсулин, я выйду на улице, и все». Я не могла больше этого слышать».

Шарыпова рассказала, что Зверев в конце концов позвонил кому-то по телефону и вышел из номера. По ее словам, после того как она заперлась в ванной, она услышала другой голос через дверь: голос отца Зверева, Александра Зверева-старшего.

«У тебя есть время собрать вещи до вечера», — вспоминает Шарыпова слова Зверева-старшего. «Он сказал: «Если ты не уйдешь, я подам на тебя в суд, потому что у меня есть фотографии того, как ты ударила моего сына».

«Я была голая, сидела на полу в душе — все мое тело горело», — сказала она. «Когда он ушел, я была настолько эмоционально подавлена, что просто начала смеяться. Я плакала и смеялась. Его отец просто сказал: «Ты мусор. Ты нам не нужна».

Когда Зверев вышел на матч 1/8 финала примерно через 12 часов, на левой стороне его шеи были царапины. Те отметины, которые, по словам Шарыповой, возникли в результате их драки, хорошо видны на фотографиях с интервью, а также на видеозаписях матча. Кадры его предыдущего матча с Джереми Чарди подтверждают, что накануне царапин не было.

На прошлой неделе я разговаривал с подругой Шарыповой, которая попросила не называть ее имени в этой статье. Она рассказала мне, что Шарыпова часто разговаривала с ней во время ее отношений со Зверевым, держа в курсе.

«Обычно мы открыты для разговора, но после Нью-Йорка она держалась больше, чем обычно, и я знала, что что-то происходит. Я знала, что после Нью-Йорка будет еще хуже. И я сказала ей: «Зачем ты после всего, что произошло в Нью-Йорке, дала ему еще один шанс?» Если он сделал это однажды, он сделает то же самое». Затем, через неделю после нашей последней беседы, она прислала мне эти фотографии».

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *