«Глупо и без мысли»: Владимир Гомельский рассказал о впечатлениях от дебюта баскетбола 3х3 в Токио

68

«На Олимпиаде должны бороться самые сильные спортсмены, но медали сборной России — это, конечно, успех»

На Олимпийских играх в Токио женская и мужская сборная России завоевали серебряные медали в баскетболе 3х3. Дисциплина дебютировала в олимпийской программе, а наши команды совсем не были фаворитами. Собеседник «МК-Спорт» Владимир Гомельский назвал результат россиян несомненным успехом, но не оценил зрелищности вида спорта, не понял действий тренера мужской команды и предрек проблемы большому баскетболу.

Финал Россия — Латвия. Фото: Panoramic/Keystone Press Agency/Global Look Press

— Владимир Александрович, в Токио состоялся дебют баскетбола 3х3. Вам понравилось, как смотрелась эта новая для Олимпиады дисциплина?

— Я смотрел и болел, потому что участвовали сборные России. Если бы наших команд там не было, я бы не включал.

— Почему?

— Незрелищно, глупо, без мысли.

— Вы сейчас про весь турнир или только про наших?

— Про всех, без исключения. Единственный игрок, которого я отметил на Олимпиаде, это 5-й номер у девушек в сборной США (Келси Пламред.), которая в женской НБА играет. Она одинаково уверенно владеет мячом обеими руками. Этим и принесла неприятности сборной России, именно проходами влево. Ей освобождают сторону, она делает финт вправо и пошла влево на завершение атаки. А завершение атаки из-под кольца ей все равно какой рукой. У нас, к сожалению, такой девочки нет.

Келси Плам против Юлии Козик в финале. Фото: Panoramic/Keystone Press Agency/Global Look Press

— Но обе наши сборные завоевали серебряные олимпийские медали. Разве не успех?

— Это, несомненно, успех. Наши девочки в финале играли с самой сильной командой в мире, и преимущество американок было во всех компонентах: и в технической подготовке, и в мыслях, которых, конечно баскетболу 3х3 в принципе не хватает, по сравнению с классическим баскетболом. Да, были какие-то сложности на групповом этапе, а в финале как смогли. Но это было достойно.

У мальчиков все могло обернуться и в другую сторону. Считаю, латышам в финале повезло, что последний мяч, совершенно дурацкий, залетел в наше кольцо. Я бы не сказал, что преимущество сборной Латвии было какое-то необыкновенное. Но вот чего я действительно не понял, это почему, когда у нашего центрового (Ильи Карпенковаред.) отлетела подошва, не оказалось запасной пары? Зачем эти восемь сопровождающих лиц, если у них не было запасных кроссовок для лучшего игрока?!

— Интересно, почему не было мужской американской команды в 3х3?

— Возможно, их не заинтересовал вид спорта. Почему не приехали, не хочу гадать. Вообще, мне в жизни повезло, я достаточно часто ездил в Штаты, я видел эти площадки, где играют 3х3 в Центральном парке в Нью-Йорке. И замечательные суперзнаменитые площадки в Лос-Анджелесе. Я когда сел в Центральном парке на трибуне, рот открыл и не мог уйти до полуночи.

— То есть все-таки зрелищность в этом виде спорта есть?

— Для того чтобы вид спорта продолжал быть успешным, нам нужны площадки, где будут играть с утра до вечера. Для того чтобы вид спорта стал популярным, нужно очень много работать. Проводить турниры, заниматься саморекламой, выращивать звезд, привлекать зрителя, сначала на трибуны, а потом договариваться с телевидением, чтобы были трансляции. И только после этого можно ожидать, что вид спорта завоюет свое место под олимпийским солнцем. Большой баскетбол был первый раз включен как показательный вид спорта в 1936 году в Берлине. Семь с половиной человек на трибунах, но вы же видите, что стало с баскетболом. А 3х3 не собираются исключать из олимпийской программы. Сейчас на Олимпиаду комплектование команд происходило на любительском уровне. Спорт любительский и комплектование команд соответствующее. Что будет дальше, очень сложно сказать. Сейчас же самое большое удовольствие от происходящего получали только участники, те, кто на площадке.

— А как же идея «На Олимпиаду со двора»? Разве в ней нет той романтики, которая потерялась, когда в Играх стали, по большей части, участвовать профессионалы?

— Я влюблен в свою жену уже 33 года, и это не проходит. Вот это — романтика. А в идее «со двора на Олимпиаду» я ничего красивого не вижу, она точно не для меня. На Олимпиаде должны бороться самые сильные, самые лучшие, самые выдающиеся спортсмены. Спорт — это та же война, только нет убитых и раненых. Хотя раненые бывают, спорт — штука рискованная.

— Отдельные игроки ведь были из классического баскетбола. У американок тех же, в нашей женской сборной. В мужскую, кстати, в последний момент отцепили Антона Понкрашова…

— Вот я не понимаю, почему наш тренер (Владимир Агабабьянред.) отказался от услуг Антона Понкрашова. В матче со сборной Латвии опыт Антона и его умение принимать решения могли бы очень пригодиться. Во всяком случае, опытный игрок, который в Олимпиаде участвовал в большом баскетболе, и может играть один на один из обеих позиций — и лицом к кольцу и спиной к кольцу — и ростом два метра, при этом разыгрывающий защитник, вполне пригодился бы. Почему его не взяли, я не знаю. Мне вообще не хватило, как бывшему тренеру, управления командой. Да, по правилам 3х3 тренер не участвует в минутных перерывах, не подсказывает. Но я так и не понял, в чем была его роль? «Давай, давай» кричать с трибуны и все? Я уже думал: да, нельзя ему подходить, но на трибуне сидит группа болельщиков, ну заставь их кричать «не вперед, Россия», а «первую давай», или «двадцать первую». Номера наработанных схем. Хоть каким-то образом управлять.

— Вы считаете, что в 3х3 надо максимально привлекать игроков из большого баскетбола?

— Я за то, чтобы подтянуть технический уровень участников. И не только наших, а вообще всех. Но для этого надо, чтобы тренеры работали на уровне. Нет еще никаких детских спортивных школ в мире по баскетболу 3х3. Где-то в 15-16 лет начинается серьезный отсев из баскетбола, когда понятно, что отсутствие физических данных не позволяет этому мальчику или этой девочке стать профессиональным игроком. Это очень тяжелая ситуация как для самого подростка, так и для его родителей. А здесь появляется еще один вид спорта, который создает шанс для тех, кто не становится к 17 годам профессионалом, и это очень здорово. Но учить надо всех одинаково. К 17 годам и баскетболист, и баскетболистка должны уметь делать все, вообще все. Помнится, было это еще до Олимпиады 80, я первый раз увидел Айзея Томаса. То, что он делал с мячом тогда, мне казалось верхом совершенства. Через 10 лет это умели делать мальчишки на дворовых площадках. Сейчас совершенно фантастически в НБА играет Стеф Карри. Через 10 лет мальчишки будут уметь делать то, что он делает с мячом сейчас. Баскетбол не стоит на месте, техника усложняется. А выигрывает в баскетболе не тот, кто выше всех прыгает или быстрее всех бегает. Выигрывает самая техничная команда, лучше всех управляемая со скамейки тренером. И этому можно научить. Однако, к сожалению, наши детские тренеры не владеют современными методиками обучения. Сначала надо научить их, потом они научат своих воспитанников.

— В Токио от России не поехали ни женская, ни мужская сборная по большому баскетболу. Совсем беда у нас?

— Я сейчас разозлюсь и отвечу. А поехали бы и что? Вот не дай Бог они бы попали на Олимпиаду. И что?! Не вышли бы из группы ни те, ни другие? Так что правильно, что не поехали. Девочки еще имели шанс, с моей точки зрения. А у мужской сборной никакого! У нас, к сожалению, сейчас голод на исполнителей и тренерский кризис. Наша русская земля не перестала рождать талантливых и генетически подходящих для баскетбола мальчиков и девочек. Их только вовремя найти и правильно научить. А в этом проблема.

— Еще недавно ведь учили…

— Помните, у нас страна называлась СССР, а потом она распалась. Мало того, что у нас из 9 спортивных интернатов в России осталось только два, семь остались за границей (Литве, Латвии, Грузии, Украине, Узбекистане), так в 90-е еще и денег не платили. А тренеры, в основном, молодые люди, у которых семьи, дети, их надо кормить. Два поколения тренеров ушли в челноки, таксисты. И обратно мы их не вернули. При этом вопрос зарплат все еще стоит. Калачом не заманишь! Если мы не будем платить тренерам, у нас вообще весь спорт сойдет на нет.

— А как же наши успехи в конце нулевых — начале десятых? Победы на Евробаскете, бронзовые медали Олимпиад. Все те игроки базу-то получали в 90-е.

— Так я вам расскажу. Например, Леша Швед родился в семье, где папа и мама баскетбольные тренеры, причем мама еще была хорошей профессиональной баскетболисткой. И они учили его играть в баскетбол, все в него вложили, что сами умели. Так Швед до сих пор самый разнообразный атакующий игрок в Европе. В Кириленко его тренер вложил все что можно и нельзя. Сейчас вот Мария Вадеева — лучшая баскетболистка. Папа ее, Леша Вадеев, когда-то у меня тренировался, тоже вложил в девочку все, что могут вложить родители. А вот Тимофей Мозгов, к сожалению, недоучка. Почему Мозгов не заиграл в НБА? Потому что он не умеет левой рукой водить мяч. Он еще много чего не умеет, но это главное. Его тренер не научил. Это что, Тимкина вина? Это его беда. Раз у него был такой идиот-тренер.

— То есть все наши имеющиеся звезды — случайное совпадение родительских стремлений и таланта?

— Как-то получилось, что третье поколение подряд мы получаем игроков именно таким способом, и я не против! Пусть так будет! Но к этому надо добавить еще.

Источник




Добавить комментарий