Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

За банду чекистов досталось папе

В деле о громком нападении эфэсбэшников на банк потерпевшим стал отец обвиняемого

Дело о разбойном нападении элиты спецназа ФСБ на банк «Металлург», которое произошло этим летом, получило продолжение в жалобах на следователя и силовиков, осуществлявших обыски в доме родителей одного из обвиняемых — налоговика Дмитрия Чиквина.

По информации адвоката отца налоговика, после визита правоохранителей он получил серьезные травмы головы. Сейчас 51‑летний Алексей Чиквин собирает документы для оформления инвалидности и требует наказания своих обидчиков. А Чиквину-младшему суд недавно смягчил меру пресечения, отпустив его под домашний арест.

За банду чекистов досталось папе

Эти вещдоки были изъяты при обыске у Чиквиных.

После громких задержаний в середине этого лета проводились следственные мероприятия, в том числе обыски у участников разбойного нападения. Кульминационным, пожалуй, стало посещение дома родителей одного из обвиняемых — налоговика Дмитрия Чиквина. Военный следователь с силовым сопровождением наведался в Домодедовский район в том числе в поисках похищенных денег, которые обвиняемый мог получить в качестве вознаграждения за нападение на банк и спрятать у родителей.

2 июля в седьмом часу утра в частном доме раздался звонок в дверь. Вот что написал глава семейства Алексей Чиквин в своем заявлении в полицию, излагая свое видение ситуации: «…Я встал, надел халат, тапки и спустился со второго этажа на первый, чтобы открыть калитку. Но изображения на домофоне уже не было. Я открыл наружную дверь… и увидел одного человека низкого роста… в маске и во всем черном. Я только успел спросить: вы кто? Но в ответ я услышал команду: «На пол, сука!». Я замешкался и получил один очень сильный удар в лицо, рукой в перчатке… Я осел и упал на пол. Меня подтолкнули, и я лицом лег в подставку для обуви, в которую полилась кровь».

Как проходил обыск, Чиквин-старший не помнит — после одного, но мощного удара в лицо он потерял сознание. Когда он немного пришел в себя, то обнаружил, что его лицо превратилось в один большой синяк: мужчине рассекли губу, лоб над глазом, сломали нос.

«Немного пришел в себя после удара, я попросил вызвать мне врача, так как кровь заливала мне лицо. Но мне было отказано в грубой форме, а также сказано: врач мне не нужен. Приблизительно в 9 часов утра у меня повторно открылась рана на лбу, и я вынужден был еще раз попросить человека в черном сопроводить меня в подвал, где находится аптечка с медикаментами. Промывал раны и накладывал себе повязку я лично перед зеркалом, помощи мне не оказали…» — говорится в той же жалобе Чиквина-старшего.

Чиквин поинтересовался у людей в черном, за что его ударили. На что ему был дан ответ: «Надо было лучше воспитывать своего сына». Мужчина также попросил вызвать «скорую помощь», но этого никто не сделал. Более того, вызвать медиков не могли и родственники пострадавшего — все телефоны в ходе обыска были изъяты.

Мужчина полдня приходил в себя от незваных гостей. А к вечеру ему стало так плохо, что он решил обратиться в больницу, но был отпущен домой. Там его заверили, что об инциденте сообщат в правоохранительные органы. Прождав пять дней, Чиквин отнес заявление лично. Его приняли и сказали ждать. Но ни свидетелей, ни самого заявителя в правоохранительные органы так никто и не вызвал. Тогда мужчина нанял адвоката — ходить по инстанциям у него не было ни сил, ни времени: к тому моменту он лег в больницу, сначала в терапевтическое отделение, затем, в тот же день, — в неврологическое. Мужчина до сих пор жалуется на головокружение, головные боли, тошноту, при ходьбе его шатает. После второй госпитализации врачи порекомендовали мужчине пройти медкомиссию…

Пока Чиквин-старший лечился, адвокат попыталась прояснить судьбу заявления.

В УМВД по Домодедово 22 июля защитнику сообщили, что заявление Чиквина было передано по подследственности в Следственный комитет по г.о. Домодедово.

— Но когда я пришла в следственный комитет, мне сказали, что такого заявление у них нет… Я обратилась в Домодедовскую городскую прокуратуру, так как было налицо бездействие должностных лиц полиции и следственного комитета, — рассказала адвокат.

В местной прокуратуре провели «всестороннюю проверку» и установили, что заявление Чиквина все-таки находится в производстве у местных полицейских… Дело сдвинулось только после семи жалоб, в том числе в МВД, Следственный комитет, Генпрокуратуру и т.д. Спустя три месяца заявление нашлось в Следственном отделе по городу Домодедово ГСУ СКР по Московской области. Однако там сообщили, что, прежде чем принимать решение о возбуждении дела или отказе в возбуждении, необходимо опросить следователя, который проводил обыск, установить и опросить сотрудников из оперативного сопровождения, понятых… Разговор этот состоялся в начале октября. Но пока ни Чиквина-старшего, ни других свидетелей никто не опрашивал.

В то же время недавно в МВД все-таки признали, что со стороны местного участкового, который первым затянул проверку документов, были допущены нарушения, и он был привлечен к дисциплинарной ответственности (в распоряжении «МК» имеется соответствующий документ).

— То, что Алексей Чиквин не стал молчать, для некоторых стало полной неожиданностью. Во время проведения силового обыска никто не задумывался о последствиях, — сказала «МК» адвокат.

Кстати, любопытно, что при обысках в доме Чиквина-старшего ничего криминального так и не нашли. Вместо миллионов обнаружили 60 тысяч рублей из личных накоплений. В качестве вещдоков, орудий и средств совершенного преступления изъяли три планшета, телефоны, компьютер, а также… ношеную зимнюю куртку, кепки и новую резиновую шапочку для бассейна.

Источник: mk.ru

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

4 + 10 =