«Затяжные каникулы для фигуриста — огромный риск. Все, что наработано на льду, летит в тартарары». Колонка Сотниковой

10

«Затяжные каникулы для фигуриста — огромный риск. Все, что наработано на льду, летит в тартарары». Колонка Сотниковой

Авторская колонка олимпийской чемпионки Сочи-2014 в женском одиночном катании Аделины Сотниковой — специально для «СЭ».

Живописные фото и задорные видео наших фигуристок с пляжей навеяли воспоминания о собственном отпуске.

У меня он во время спортивной карьеры был очень коротким — от семи до десяти дней. А в 2015-м — вообще три!

Тогда с Петром Чернышевым в конце сезона ставили новую программу. Елена Буянова, мой тренер, предупредила, что останусь без отпуска. Но когда увидела финальный результат, оттаяла. Прислала SMS: «Лети! Три дня у тебя есть». И мы с мамой рванули на Кипр.

А самый длинный отпуск — месяц! — дали после победы на Олимпиаде в Сочи. Вот тут оторвалась по полной. Сначала в Париже, затем в Лос-Анджелесе. Впрочем, каких-то безумств не совершала — меня же сопровождала мама.

Прежде каждое лето мы проводили в Турции. Поскольку с нами всегда отдыхала Маша, младшая сестра, у которой были серьезные проблемы со здоровьем, долгие перелеты не рассматривали в принципе. Например, побывать на Мальдивах пока так и остается моей мечтой…

В фигурном катании коротким отпуском никого не удивишь. Хотя в последние годы некоторые тренеры позволяют ученикам отдыхать по две-три недели. А Этери Тутберидзе, как я слышала, может и на месяц отпустить. Если сезон был удачный.

На мой взгляд, затяжные каникулы — огромный риск. По крайней мере, в нашем виде спорта, где парочка лишних килограммов — уже проблема. А кто-то способен из отпуска и больше привезти. В такой ситуации все, что на льду наработано, летит в тартарары.

У моих учеников отдых в июле продлится ровно 10 дней. Мне в бытность действующей фигуристкой этого хватало. Успевала перевести дух, набраться впечатлений — и в то же время не растерять форму.

Денька два могла, конечно, побездельничать. А потом — все, за работу! Регулярно посещала тренажерный зал, качала пресс, спину. Плюс бег, растяжка. Это совершенно не напрягало. Я вообще предпочитаю активный отдых. Валяться на лежаке с утра до вечера — не для меня.

Я была паинькой. Даже в отпуске не позволяла себе бокала вина или легкого коктейля. Вплоть до Игр в Сочи мое знакомство с алкоголем ограничивалось глотком шампанского на Новый год. Только когда стала олимпийской чемпионкой, подумала — такую победу грех не отметить. И выпила несколько фужеров.

С весом — похожая история. Нагулять лишние килограммы в отпуске для меня — что-то немыслимое. К тому же рядом постоянно была мама, которая за питанием следила строго.

На самом деле я страшная сладкоежка. Помните фильм «Королевство кривых зеркал»? «Мороженое, пирожное, газировка…» Это про меня, точь-в-точь. Но если лет до десяти могла есть что угодно и не поправляться, то потом вес приходилось жестко контролировать. Правда, после Сочи, когда целый месяц отдыхала, немножечко распустила себя, за первую неделю прибавила три кило. Но к концу отпуска они улетучились.

К сборам я всегда была в форме. А вот девочки из старшей группы порой возвращались с лишними килограммами. У одной как-то набралось плюс пять! Ух, и разозлилась Елена Германовна! Крикнула: «Пока не похудеешь, на тренировки не приходи!» Та моментально села на диету.

Я тоже всякие диеты перепробовала. Сдавала анализы, после которых полностью изменила рацион. Стала налегать на гречку и творог, хотя не люблю ни то ни другое. Но раз врачи рекомендовали — куда деваться? В таких случаях нельзя идти на поводу у собственных прихотей.

Иногда экспериментировала. Как-то три дня ничего не ела, пила исключительно воду и свежевыжатый сок. Нормально себя чувствовала. А до этого, еще подростком, прибегла к более радикальному методу.

Весила тогда 47 килограммов, вообще никаких проблем. И вдруг — блажь: «Хочу худые красивые ноги!» Психанула! Устроила голодание. Три дня — только вода. Причем по чуть-чуть — меньше литра в сутки.

Ни маму, ни тренера в планы не посвящала. Приезжала на каток как ни в чем не бывало, катала программы. К концу эксперимента сил не осталось совсем. В раздевалке едва не потеряла сознание. Когда Елена Германовна узнала, в чем дело, мягко попрекнула: «Фигней не страдай. Ну и давай поправляйся». Я ведь четыре килограмма успела скинуть. Многовато для человека, и так-то весившего 47 кг.

Была еще история на сборе в Италии. Нас там взвешивали каждые три дня. А потом то ли что-то поменялось, то ли забыли предупредить… В общем, расслабились, плотно поужинали. И тут Елена Германовна объявляет: «Завтра утром — взвешивание!»

Мы на весы — у кого-то плюс полтора кило, у кого-то чуть больше. Катастрофа! Так после отбоя обмотались пленкой, надели шерстяные костюмы — и на пробежку. Долго истязали себя, зато лишние килограммы убрали.

Перед олимпийским сезоном у меня был обычный отпуск. Эти 10 дней в Турции ничем не отличались от предыдущих. Разве что строже соблюдала диету. Если раньше на отдыхе хотя бы разочек позволяла себе что-нибудь вредное, то здесь столы с выпечкой и десертами обходила стороной. Просто сказала себе: «В Сочи ты должна быть на пике формы. А сладкое можно и после Олимпиады скушать…»

Источник




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *